Я люблю рок сотни альбомов в моей голове как лица добрых знакомых

Рубан Алексей Николаевич. Мой рок

Один раз хотели отобрать моего медведя, но тут я так эта дорога бесконечной чередой станций, лиц и вагонов: «Отец был на Она ходила в таком каком-то цветастом длинном наряде, голова .. Нам очень хотелось быть добрыми, великодушными, . В зале и фойе – сотни людей. ходя неторопливо, закрываешь ночью дверь,Я украдкой смотрю на уплывающую тень, Лунный свет .. Я люблю рок: Сотни альбомов. В моей голове. Как лица добрых знакомых. Я так люблю рок-н-ролл! Люблю. Текст песни Собаки Качалова Я Люблю Рок-Н-Ролл. Я люблю рок: Сотни альбомов. В моей голове. Как лица добрых знакомых. А в телевизоре –.

Вся наша жизнь превратилась ныне в одну большую сенсацию. И все же, когда я узнал, что в Питер должен приехать Сева Новгородцев, и даже намечен большой концерт, посвященный его пятидесятилетию, то был удивлен чрезвычайно и немножко не поверил.

Оказалось, он в самом деле приезжает и решил отметить юбилей в Питере. Традиционно убого вела себя публика, в очередной раз продемонстрировав умение обосрать и опошлить все, что угодно. Впрочем, ничего удивительного и непривычного в этом, увы.

Результаты по запросу “Снова здесь”:

Надо же соображать, господа! Давным-давно прошли те времена, когда супермонстры отечественного рока без ущерба для экологии, общественного транспорта и инженерно-технических сооружений могли выступать в сравнительно небольшом зале Дворца Молодежи. Вот и пришлось Севе, поскольку он вел концерт, объяснять разбушевавшимся алисоманам, что АЛИСЫ нет и не будет… Действо началось почти вовремя, в половине шестого, может быть, вместо пяти или в половине пятого вместо четырех ; как вы, очевидно, знаете, вовремя начинать у нас не принято, это глубоко чуждо славным традициям ленинградского рока.

Сзади справа незаметно возник флейтист. Он играл и поглядывал в зал. Это и был Сева Новгородцев. Юбиляр сам захотел быть ведущим концерта.

Он заготовил репризы, выписал ответы на письма из великого множества программ, сделанных им за годы работы на BBC, думая что публике будет небезынтересно все это услышать со сцены. А ведь в сам деле! Многого стоит этот чудесный перевертыш пространства и времени, в результате которого глушимый, запретный, поносимый на все лады советской прессой Сева Новгородцев собственной персоной оказался на сцене якобы комсомольского дворца.

Но, надо сказать, что Сева все же предчувствовал, что его появление перед невидимыми ему доселе радиослушателями в новом качестве до конца непредсказуемо; в интервью по телефону он как раз и говорил о том, что не очень-то представляет себя в этой роли. К сожалению, его предчувствия оправдались… Толпа поревела, конечно, поорала, порадовалась толпа. Вот только разговоров толпа никак не хотела. Что ей, толпе, до того, что человек 15 лет не был на Родине и может кое-что рассказать. Сева живо почувствовал доминирующие настроения была там и приличная публика, но ведь достаточно балбесов - и все!

Без особых разговоров выйдет, объявит очередную группу, скажет два-три слова -и назад, за кулисы, в гримерку. Толпу, похоже, это очень даже устроило: Ясное дело, крутой чувак, для него и поорать не жалко! Ну и группы наши дорогие тоже были на высоте. Поиграть в честь Севы? Чего там, мы и больше можем!

Подумаешь, кончится концерт на полтора - два часа позже - не страшно, не впервой! Свои люди - сочтемся! Ерунда, все равно хотим! Другие играют, а нам - нельзя? Так вот и развлекались весь вечер. Нет, нельзя, нельзя, хотя бы еще разок не рассказать о фантастическом, феноменальном оргталанте администраторов Театра песни.

До того они все продумали, что забыли впопыхах поздравить Севу с днем рождения во время концерта. А ведь, если бы они хоть немножко обратили внимание зала на этот, прямо скажем, без обиняков, существенный момент, то как знать, может быть, как-то по другому все было и, может быть, зал что-нибудь там такое и почувствовал… Нет. Зал, в основной массе, ничего такого не почувствовал и никто не сделал ни малейшей попытки внести хоть чуточку тепла в механистическое, бесконечное концертное рубилово.

И пришлось многоуважаемому Всеволоду Борисовичу отрабатывать поездку и конферировать до самого конца. А наступил тот конец в поздний час, когда толпа отупела от рубилова и стала расползаться, выкарабкиваться на свежий воздух и финальный джемчик с плясками Гаркуши выглядел как-то невзрачно, ненужно и блекло, будто бы набрали его самым мелким шрифтом на плохой туалетной бумаге.

Я понимаю уровень приверженности публики к тому или иному, я даже могу понять выплески эмоций, но добродушия стало гораздо меньше, появилась какая-то оголтелость, которой в наши дни не было, - сказал на встрече с журналистами С. Я часто видел, как у родителей порядочных вырастали сволочные дети и не потому, что их родители не воспитали, просто они у родителей из подсознания высосали ту сволочную струю, которую от них пытались скрыть.

Наше поколение молодое все это подсознание инстинктивно высасывает, оттого они все такие, без компаса в голове - магнитное поле исчезло, стрелка ходит по кругу, непонятно, где - север, где - юг. Потрясная вечеринка в Москве. Андрей - хозяин коммунальной комнаты в старом деревянном доме на набережной - принял нас как родных.

С моим милым Андреем М. Мы ели утку, смотрели меня по телеку и все напутствовали. Около полуночи Костя принес еще бутылок портвейна и я вырубился. Утром попил кофейку, попрощался с радушным хозяином мой человек! Мы поставили три свечки: Николе, Иисусу и Богоматери. Зашли к Юре Д. Посидели, попили московской водочки, на улице Горького сели в такси. Все оказалось очень. Развернули только мои картинки Элвиса. Великий день моей жизни. Впервые я надолго оторвался от негрешной русской земли, пропитанной кровью его народа.

Боинг понес меня туда, куда душа просит - в Англию, на родину моей любимой музыки. В Москве была неприятная мокрая погода. Но чуть только отлетели, над облаками появилось солнце, а потом перед Лондоном на темнеющем небе засияла яркая звезда, одна единственная North Star.

Сложное чувство держало меня вплоть до того, пока я не лег спать у Сида дома. Это была смесь тревоги с озабоченностью по поводу моих сумок, букета роз, который я тащил из Москвы для Англии и, тем не менее, спокойствием. Кроме Сида и его жены меня никто не встречал. Мне это страшно не понравилось. Я ждал встречи с Севой, Юрой, Галей, Олей и еще с кем-нибудь - близким и дружелюбным в этот такой трудный для души момент.

Он мне не очень понравился. Он не очень уютный. Постеры Элвиса везде - даже на дверях и потолке. Прилеплены скотчем, кнопками и кое-где рваные. Небольшой холл и огромный магазин, позади подвал с танцами, второй этаж с кабинетом Сида и туалетом. Все на широкую ногу. С аккуратными витринами и ценниками, с ящичками для сувениров и горами книг и журналов.

Сразу затыкаешь за пояс любого русского фана с его жалкими потугами наскрести коллекцию. В том числе и. Не надоест ли мне все это? Интервью штук пять, бесконечное фотографирование, миленькая девушка в леопардовом трико и с мужем, Рэндэл, Юра с Пепе, Галя, английский народный fans, танцы под Элвиса - я к вечеру притомился. С днем рождения, дорогой Джонни! Я совсем близко от тебя! Боже, до какого момента я дожил.

Это величайший день моей жизни! Я никогда не забуду его на земле Англии, на твоей земле, Джонни! Я все здесь делаю первый раз в жизни. Я начал что-то объяснять на своем птичьем языке, а старичок обрубил меня, включив оркестр… И спеть я тоже не смог… Идиотизм. Потом мы с Юрой пошли в ресторан и как следует выпили и поели.

Сид был с нами. Я чуть успокоился и мы все вместе в Полчаса я промучился, пытаясь что-то сказать, то, что. Все равно это было удовольствие, а не работа.

Гражданская Оборона - Сквозь дыру в моей голове - Аккорды и текст песни. ВидеоАккорды.

Днем Сид повез меня в шикарный трехэтажный дом-бар. Да, это грандиозно, как люди умеют сделать все для кайфа. Масса уютных залов, отличное пиво и вино и мало народу. Видел уже несколько страшно оборванных людей. Почему в Англии может быть такое? За появление на ТВ получил от Сида 50 фунтов.

Ya Ljublju Rok n Rol (Я люблю Rock n Roll) (перевод на Английский)

Он дал мне их в ресторане, и я бросил их на пол. Он собрал и засунул их мне в карман. Мы были в эфире 5 минут. Значит 1 минута - 10 фунтов! Неужели это величайший день в моей жизни?

Неужели где-то есть место для меня, и я могу быть счастлив? Я не мог удержаться. Я всю жизнь ждал. А потом… Я увидел Алана Вильямса… Я целовал ему руку… мы пили и говорили о Них… и я опять не мог удержаться. Он смотрел на меня не мигая.

А потом Эдди показал нам Ливерпуль. Мы заехали к Джо Фланнеру - другу Эпстайнов. Это была братская встреча.

Ему уже лет под шестьдесят, но мы общались колоссально. Он показал редкие фотографии и вещи. Я полежал на диване, на котором часто спал Джон! Боже… я переживаю лучшие моменты своей жизни. Рядом же с ней мы поужинали в ресторанчике. До Лондона я проспал на заднем сиденье. Перед расставанием с Алланом я спросил у него, что он думает о Джоне.

Я увез из Ливерпуля пепельницу из Каверн Клаб укралмедаль из Beatles Shop купилкружку с рисунком и автографом Аллана он подарилпластинку с вариациями на темы Битлз подарил Джопачку фото Йоко и Шона в Ливерпуле и рекламные проспекты подарил Эдди - милый человек и фан Битлз.

Побывал в Блэкпуле, это 60 км от Ливерпуля. Опять вокруг меня ТВ. А потом отобрали, суки. Как игрушечка -все раскрашено - желтый, красный, голубой. Впрочем, ярмарка и есть, с огромным городом аттракционов.

В Блэкпул мы приехали утром, а потом уехали в Ливерпуль. Это два контрастных города: Блэкпул - театр, Ливерпуль - жизнь. Great day In my life.

Был в здании парламента. Утром нас встретил Остин Митчел из лейбористской партии. Для начала мы сфотографировались на фоне здания, потом пошли внутрь. Кофе на воздухе у Темзы. Остин оказался очень милым и дружелюбным человеком.

Это великие дни моей жизни, потому что я все делаю впервые. В первый раз я: Я стоял на месте премьер-министра Англии и крикнул: Мы приехали туда с Сидом в начале 9-го, посидели. Вокруг десятки фотографий х и х годов. В начале одиннадцатого пришли Юра, Сева и другие, появился в глубине на сцене бэнд. Первое отделение - бэнд отлично сыграл вещи Чака Бэрри, Стоунз, Кинкс.

Пока мы там были, все время звучала музыка х и х годов - блеск! Итак - второе отделение. Потом Сева сделал спич. Это был крутой экспириенс… получилось. Было приятно выпевать это все здесь с хорошим бэндом. Какие-то тетки садились мне на колени, фотографировались все со всеми.

Потом я свистел на улице… Потом пошли в соседний ресторан, и под конец я уснул в машине Сида. Я не верю в бесконтрольную свободу, но и не хочу ходить строем, и я знаю, что до тех пор, пока мы поём о том, что нас волнует, мы остаёмся неравнодушными, а значит людьми. Брутальные шведские тяжевики Edge Of Sanity вызывают в моём сознании витраж с изображением Буратино, Самоделкина и других сказочных персонажей, который когда-то находился в окне здания на углу Толстого и Островидова.

Слушая немецкий Darkseed, закрученный на романтике в духе Гёте и Гейне, я часто вижу то образ пшеничного поля под палящим солнцем, то мокнущую под дождём лесополосу, убегающую вдаль за окнами поезда. Ну а Depeche Mode, одни из верховных божеств моего рок-пантеона, это, вне всякого сомнения, свинцовое небо над одетой в камень набережной Евпатории в конце августа.

Порой у этих ассоциаций есть логическое обоснование, но зачастую они необъяснимы, что составляет одну из прелестей моего рока. Мой рок - это внутренний камертон. Это понятие мой отец, профессиональный музыкант, однажды употребил в разговоре со мной, когда речь зашла о наших пристрастиях в искусстве. Тогда он имел в виду некие внутренние механизмы, которые позволяют человеку определять, насколько искренен в своих произведениях тот или иной творец.

Мне очень понравился этот образ, и впоследствии я переосмыслил его по своему. Я думаю, что внутренний камертон - это идеальное определение состояния настроенности на свою особую волну в творчестве.

Мне всегда казалось, что если любовь к чему бы то ни было не подкреплена никакими конкретными аргументами, то речь может идти максимум о кратковременном увлечении, навеянном модой. Когда понятие камертона вошло в мою жизнь, я осознал, что ошибался. Этот прибор, часть души любого мало-мальски чувствующего искусство человека, настроен не на конкретные ноты или гармонии, а скорее на эмоциональную составляющую музыки. Попадая с ней в резонанс, камертон вызывает в вашем духовном мире эффект, сравнимый с разрушением моста, по которому в ногу идёт рота солдат, что описано в учебниках по физике.

Камертон срабатывает в самые неожиданные для вас моменты, и вы никогда не можете сказать, на что он отреагирует в следующий.

Безусловно, у каждого из нас есть свои определённые склонности в творчестве, обусловленные особенностями характера и психики, но последние далеко не всегда определяют наши пристрастия.

Так я, всегда тяготевший к несколько пафосному минору, могу придти в буйный восторг, заслышав какую-нибудь примитивную гармонию, сыгранную двумя пальцами на допотопном синтезаторе. Мой внутренний камертон всегда безошибочно срабатывает на одну и ту же группу.

Но "депеша" для меня это не только общеизвестные факты биографии группы или даже скрытые стороны жизни музыкантов, до которых столь охочи фанаты. Есть ещё одни, мои собственные Depeche Mode, и именно они стали причиной многих изменений, произошедших в моей жизни.

Впервые я услышал "депешей" вв год выхода их знаменитого альбома Songs Of Faith And Devotion, ознаменовавшего начало одного из самых мрачных периодов в истории группы. Впрочем, тогда я ещё знать не знал ни о бэзилдонской четвёрке, ни об электронной музыке, ни о рок-культуре. На тот момент практически всё своё свободное время, не занятое общением с друзьями, я проводил за чтением и просмотром отвратительного качества зарубежных боевиков в видеосалонах.

Все же мои познания в области рока сводились к нескольким строчкам из песен Цоя, случайно услышанным по ТВ и запавшим в душу. Я отчётливо помню, что дело было пасмурным августовским вечером, что не могло не оказать влияния на моё настроение. На горизонте уже маячило начало нового учебного года, и хотя это предвещало встречу со школьными друзьями, да и летние развлечение уже успели порядком поднадоесть, осознание необходимости возвращения в класс не внушало оптимизма.

В общем, я испытывал классическую хандру, вызванную длительным ничегонеделанием, которая проявляется в любом возрасте. Как это нередко бывало под вечер, я сидел на втором этаже финского домика, где, метрах в трехстах от морского побережья города Евпатории, жил мой дедушка.

С момента его смерти и продажи домика прошло уже немало лет, но детали обстановки комнат до сих пор сохранились в моей памяти. Хорошо помню я и древний чёрно-белый телевизор, который дедушка упорно не желал менять на более современную модель, несмотря на то, что деньги на такую покупку у него, вне всякого сомнения, имелись.

По телевизору с армейской аккуратностью ежедневно отсматривались все выпуски новостей дедушка был военным лётчиком, прошедшим всю ВОВа под настроение этот чудо-агрегат включался в режиме создания фона.

Тогда он показывал всё, начиная от передач о нелёгкой жизни работников сельского хозяйства, заканчивая мегапопулярными на то время мексиканскими сериалами и концертами доморощенных звёзд эстрады.

В упор не помню, чем конкретно я занимался в тот день, и каким образом меня привлекла транслировавшаяся программа не уверен даже, была ли она посвящена непосредственно DM, или же это был дайджест из жизни западного шоу-бизнеса, резко ворвавшегося в нашу действительность после распада СССР. Так или иначе, но размытые чёрно-белые кадры клипа, который я увидел тогда, прочно засели в моей голове много позже я узнал, что это была знаменитая песня Walking In My Shoes.

Впрочем, речь здесь идёт скорее об ощущении чего-то странного, необычного, нежели о сколь-нибудь серьёзном осмыслении увиденного.

Позднее, уже в эпоху активного "депешизма", я вернулся к этой, снятой замечательным режиссёром Антоном Корбайном, истории, и попытался определить для себя её суть. Причудливого вида фигуры на психоделическом красно-синем фоне, деформированные лица самих участников группы наводят на мысли об изгоях, отвергнутых обществом и собравшихся вместе в неком подобие чистилища. Печаль никогда уже не покинет их лиц, но и одиночество отныне не будет так терзать этих созданий, и теперь они смогут танцевать свои странные танцы до скончания времён.

Воспоминания о моём первом знакомстве с DM осели куда-то на дно памяти и благополучно дремали там, в ожидании события, которое сможет их пробудить. Прошло около четырёх лет. Я уже успел полюбить ДДТ правда, не особо ещё понимая смысл текстов песен Шевчукапонемногу врубался в хэви-метал, благодаря балладам "Металлики", однако по инерции продолжал ещё временами слушать техно.

Концепция этой популярной тогда танцевальной музыки сводилась к формуле "чёрный парень читает рэп, белая девушка поёт, плюс нехитрые компьютерные звуки". Сегодня, кстати, воспоминания о техно вызывают у меня вполне закономерную ностальгию на фоне уродливого отечественного попса.

Хорошо помню, что дело было зимой, в конце января или первой половине февраля. Как-то вечером, переключая аж семь каналов своего телевизора марки "Электрон" по крайней мере, цветногоя наткнулся на некий концерт, транслировавшийся почти в таком же ужасном качестве, как и уже упомянутый Walking In My Shoes. Для того времени это была редкость, поэтому я задержал своё внимание на экране.

Помню кучу свечей, фанатов, странного вида типа с гитарой и титры, из которых выяснилось, что это были всё те же самые Depeche Mode. На следующее утро концерт повторялся, и я опять попал на. Музыка не оставила у меня никакого впечатления, я её просто не понял. Мой отец по этому поводу говорит, что человек, недавно выучившийся читать, вряд ли поймёт литературу даже для младшего школьного возраста.

Зато хорошо запомнилась погода за окном - всё то же низко нависшее небо и ощущение апатии пополам с тревогой, столь характерные для одесской зимы. Впоследствии в моём лексиконе появилось понятие "депешовской погоды", и в такие дни я особенно остро ощущаю всю странность нашего бытия.

Я впервые слушаю "депешей" на кассете, которую за пару дней до этого взял у друга на Малой Арнаутской, а переписал у подруги на Жолио-Кюри. Расскажи мне кто-нибудь тогда об эпохе безлимитного Интернета и MP3, я бы счёл это земным раем.

Сейчас, когда музыкальная информация стремительно обесценивается, а коллекционирование носителей превращается в архаику, я с грустью вспоминаю то время. С первого раза меня совершенно не цепляет, но несколько дней спустя, возвращаясь домой после успешно сданного зачёта по информатике, я вдруг с удивлением ловлю себя на том, что мне явно нравится эта непривычная музыка.

Особенно поражало полное отсутствие гитар о, как я тогда ошибался на этот счёт. Я слушаю этот, неизвестно кем составленный, сборник Greatest Hits ещё и ещё раз, и меня начинает тащить. Полгода спустя я покупаю в CD-клубе, одном из немногих на то время мест, где можно было купить подержанные диски, сборник "депешовских" синглов годов. В течение всего июля, я, возвращаясь слегка нетрезвым домой после свиданий с девушкой, заканчиваю каждый свой день прослушиванием этих двух композиций.

Наверное, так и выглядит настоящее счастье. Жизнь моя текла. Я без особого напряжения изучал романо-германскую филологию в университете, пытался играть на ударных, пил дешёвое вино и ежедневно слушал много хорошей и разной музыки. Периодически я возвращался к двум уже упомянутым "депешовским" сборникам, но дальше этого дело пока не шло. Как-то мне случайно попалась в руки видеокассета, где среди прочего был и кусок концерта DM, несколько песен в чёрно-белом изображении, записанных с популярной тогда одесской телепередачи "Рок-н-ролл".

До того момента я видел не более пяти живых видео, и, совершенно естественно, что каждое из них становилось для меня чем-то вроде откровения. Однако даже на фоне виденного ранее выступление "депешей" стояло особняком. Я был поражён манерой поведения музыкантов на сцене, качеством исполнения, энергетикой, волной хлеставшей с экрана.

В этом концерте есть момент, когда фронтмен группы Дэйв Гэан подзывает к себе телеоператора, разворачивает его камеру в сторону зала, и мы видим десятки тысяч людей, как один качающихся под Never Let Me Down Again. Я неоднократно пересматривал этот эпизод, и каждый раз у меня бегут мурашки по коже от восторга. Этот концерт стал одним из важнейших этапов моего приобщения к Depeche Mode, ну а завершающим шагом явилось прослушивание альбома A Broken Frame, второй пластинки группы, записанной на одних синтезаторах в далёком году.

Я переписал эту кассету в комнате общежития, находившейся в одном из блочных домов в районе Лузановки, когда мы с компанией решили заночевать у хорошей подруги после очередной тусовки. Как это часто бывает, первое прослушивание не вызвало особых эмоций, зато потом Несложные партии баса, ритма и "всего остального" складывались в нечто, что колебалось в унисон с движениями моей души, вызывая невообразимый кайф.

В те дни большинство моих разговоров рано или поздно сводились к "депешам", и стоит ли говорить, что небо той ранней весной было почти всё время затянуто серыми тучами. Не так давно я узнал, что бывший участник Depeche Mode Алан Уайлдер считает обложку A Broken Frame лучшим фронткавером в истории группы, и её репродукция украшает сейчас одну из стен в его студии. На ней изображена одинокая женщина с серпом, которая жнёт под хмурым предгрозовым небом.

Думаю, дальнейшие комментарии здесь излишни. На последние деньги я накупил кучу ещё только входивших в обиход "болванок" и взял на время у друга диковинную штуку под название "собрание альбомов в формате mp3 на одном диске".

Затем я упросил подругу-сокурсницу, имевшую доступ к пишущему CD-приводу, записать отсутствующие у меня альбомы на диски, да еще и снабдить их набранным на компьютере списком песен. Каюсь, в периоды, когда мною овладевает какая-нибудь идея-фикс, я бываю несколько неумерен в своих просьбах. Так я получил возможность открыть для себя множество замечательных композиций, среди которых попадались вещи, которые "качали" посильнее, чем многие признанные мировые хиты.

Года полтора спустя у меня появился первый компьютер, и я смог познакомиться с краткой биографией группы, выложенной на mp3-диске. Я смотрел клипы DM по телевизоры, вчитывался в тексты их песен, эта музыка помогала мне переживать тяжёлые периоды в жизни, благодаря ей я достигал состояния наивысшего кайфа в моменты эмоционального подъёма.

В году в моей коллекции появились первые DVD-диски с записями "депешовских" концертов. Наконец-то я смог в полной мере насладиться сумасшедшими танцами Дэйва, самопогружённой и немного застенчивой манерой пения Мартина и забавной бесстрастностью Энди. Непросто перечислить все события в моей жизни, так или иначе связанные с Depeche Mode, поэтому остановлюсь только на самом главном. Кто-то сообщает мне, что зимой следующего года DM планируют выступить в Питере в рамках мирового турне в поддержку своего нового альбома Sounds Of The Universe.

Поначалу я воспринял эту новость достаточно отстраненно - до этого мысль о том, что я когда-нибудь смогу попасть на концерт кумиров, казалась мне чем-то из области фантастики. Но одной душной бессонной ночью я вдруг вспоминаю о своих дальних питерских родственниках, которые неоднократно приглашали меня в гости, несмотря на то, что я видел их исключительно на фотографиях.

Мозг начинает работать с бешеной скоростью, и я уже подсчитываю потенциальные траты на предстоящее мероприятие. Мама обещает мне связаться с Питером в сентябре, когда родственники вернуться с дачи, и договориться о моём приезде. В ожидании результатов я предаюсь радужным мечтам о предстоящей поездке. Порой к ним примешивается некоторая доля стрёма, потому как я никогда не забываю, какой жизнью мы живём в этой стране, и какие коррективы она склонна вносить в наши планы.

Одним воскресным днём я возвращаюсь домой с репетиции и начинаю готовиться к предстоящей рабочей неделе. Неожиданно раздаётся звонок от моего бывшего одноклассника и хорошего друга, с которым мы в течение нескольких лет играли в нескольких коллективах. Он сообщает, что DM собираются приехать в Киев в следующем феврале, и интересуется, не нужно ли мне взять билеты. Я прихожу в состояние буйного возбуждения.

Буквально через полчаса мне звонят из Питера. Я благодарю за внимание и говорю, что мои планы несколько поменялись. После таких совпадений можно уверовать в судьбу. Не буду рассказывать, как я психологически готовился к этой поездке и сколько раз обсуждал её с самыми разными людьми.

Скажу лишь, что путешествие далось мне не очень. Незадолго до отъезда у меня случилось обострение неприятной хронической болячки, я плохо спал в ночь перед отправлением, а потом семь часов трясся в заказной маршрутке вместе с остальными фанами, на вид не менее измученными, чем. Потом был заснеженный Киев и семь градусов мороза, прогулка по центру и непродолжительные, почти безалкогольные посиделки в баре.

Возле "Дворца Украина", куда мы явились где-то за час до начала концерта, нас ждала километровая очередь, переминавшаяся с ноги на ногу под средней интенсивности снегопадом, и неумолчный бой барабанов. Самих ударников из-за скопления народа узреть было невозможно. Дальше начались вещи, о которых впоследствии я неоднократно с восторгом рассказывал, периодически приукрашивая новыми подробностями.

Впрочем, на тот момент они не вызывали такой бурной реакции, учитывая погодные условия и нервное напряжение. Чего стоит хотя бы эпизод с девушкой, пытавшейся прорваться сквозь толпу поближе к входу. Свою просьбу расступиться перед ней она мотивировала тем, что на спине её куртки была надпись Depeche Mode.

=ТЕКСТЫ ПЕСЕН=KAVABANGA= | KDK|пропаганда добра | ВКонтакте

Чей-то голос тут же ответствовал ей, что у его владельца имеются трусы, с изображением обложки первого альбома группы, однако он не считает даже это достаточным основанием, чтобы проходить без очереди.

В таком духе прошёл приблизительно час. Откуда во мне взялся такой детектор лжи - понятия не имею, мои родители любовью к музыке совсем не отличались и достоинства эстрадных песен при мне не обсуждали.

И вот однажды в какой-то картонной коробке с хламом я обнаружил несколько старых пластинок - тяжелых, исцарапанных, треснутых, на 78 оборотов. Поставил и услышал примерно вот что: Так я обнаружил, что кроме приторной музыки, которую обычно играют по радио, есть оказывается есть что-то еще, что-то совсем иное. Не скажу, что мне так уж сильно нравилось все это иное; от него, конечно, сильно веяло неким книжным бабушкиным сундуком, но в этой музыке была своя удаль, было ощущение жизни, не пропущенной через крадущий яркость красок фильтр "Разрешено к исполнению".

Прошло некоторое время - и в каком-то доме, где я был в гостях были мной такие же древние грамофонные пластинки с песнями Александра Вертинского - и я оказался снова очарован; на сей раз нездешностью этого, как его называли, "поющего Пьеро". Александр Вертинский - Дорогой Длинною Много позже, когда мы уже начали играли и веселиться вместе с Сережей Курехиным, выяснилось, что - при всей колоссальной разнице наших взглядов на музыку - у нас есть еще одна общая точка соприкосновения; он, как и я, был неравнодушен к песням того периода; и именно ему я обязан удовольствием знать и любить пение Георгия Виноградова.

Георгий Виноградов - Счастье Мое Во всех песнях, которые я вам ставлю сегодня, на мой взгляд, есть что-то общее - искренность их красоты. И поэтому они всегда - как и рок-н-ролл - не вписываются в рамки разрешенного искусства. Красота всегда плохо переваривается диктаторами - она и правда опасна; ведь она предполагает искреннюю на себя реакцию, а значит, предполагает поступки, неучтенные правилами.

Человек, пораженный в сердце красотой, может стать неподчиняющимся. А это уже для государства опасно. Недаром в гитлеровской Германии тихая сладкая музыка оркестра Гленна Миллера считалась идеологически вредной, Вадим Козин был сослан в Магадан, Лещенко сгинул в тюрьме, а Вертинскому из нескольких сотен песен, которые были в его репертуаре, в его гастролях по Советскому Союзу разрешалось исполнять около тридцати.

И даже хотя Александра Николаевича строгие критики нередко упрекали в дурном вкусе, это совершенно не мешает многим его песням быть невероятными мазками чистого цвета на посредственно сером холсте "разрешенного к исполнению" искусства. Александр Вертинский - Сероглазый Король Да, бывало, что эта чудесная способность красоты заставлять людей забывать вести себя "как положено", взрывалась прямо в жизни тех, кто эти песни пел.

Рассказывают, что однажды Вертинский приехал с концертами в один польский город, и на каждом концерте в первом ряду сидела юная красавица, которая весь концерт не отводила от певца сияющих глаз. На расспросы Вертинского - кто это такая - ему только сказали, что это некая Ирэна, дочь важного человека в городе, и посоветовали не то что не думать, но даже не смотреть в ее сторону.